ВС напомнил правила выплаты компенсации за использование доли в общей долевой собственности

В определении разъясняется, что для выплаты компенсации такой участник должен доказать объективную невозможность осуществления полномочий на владение и пользование имуществом, приходящимся на его долю,

В определении разъясняется, что для выплаты компенсации такой участник должен доказать объективную невозможность осуществления полномочий на владение и пользование имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого сособственника.

Одна из адвокатов полагает, что если имеет место нарушение прав, которое может быть подтверждено относимыми и допустимыми доказательствами, то представлять соглашение между сособственниками или судебное решение об определении порядка пользования общим имуществом нет необходимости. Вторая обратила внимание, что граждане нередко препятствуют друг другу во владении и пользовании жилым помещением. По мнению третьей, особо примечательно то, что ВС уделил особое внимание не только толкованию ст. 247 ГК, но и фактам, составляющим предмет доказывания.

Верховный Суд опубликовал  Определение   от 18 июля по делу № 45-КГ23-8-К7, в котором разъяснил основания для взыскания с фактического пользователя по иску другого сособственника денежных средств за использование части общего имущества.

Борис Стрижов и Фагим Салимов являются долевыми собственниками жилого дома (им принадлежит 2/9 и 7/18 доли соответственно). Между мужчинами возник спор относительно порядка пользования указанным домом, который был разрешен судом с принятием решения от 24 марта 2014 г., постановившим возложить на Салимова обязанность не препятствовать Стрижову в пользовании домом. Вместе с тем суд отказал Борису Стрижову в удовлетворении требований об определении порядка пользования жильем, пояснив, что участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества соразмерной его доле, однако на долю истца приходится 5 кв. м жилплощади и такой комнаты в доме нет.

Впоследствии Борис Стрижов обратился в суд с иском к Фагиму Салимову, указывая, что несмотря на наличие решения суда ответчик чинит ему препятствия в пользовании домом. Истец отметил, что не может использовать принадлежащее ему имущество по своему усмотрению, поскольку ответчик не допускает его в дом, сменил замок, держит большую собаку без привязи, угрожает расправой с демонстрацией охотничьего ружья.

В связи с этим истец просил суд взыскать с ответчика денежную компенсацию за пользование принадлежащей ему долей, а также компенсацию морального вреда и судебные расходы в общем размере 109 тыс. руб.

Решением   суда от 23 июня 2022 г. иск был частично удовлетворен. Суд пришел к выводу об обоснованности исковых требований в части, указав, что поскольку истец, являясь собственником 2/9 доли в праве на жилой дом, лишен объективной возможности проживать в нем, в связи с чем вправе получить компенсацию за пользование ответчиком принадлежащей истцу долей дома. Размер компенсации определен с учетом результатов судебной экспертизы. Данные выводы поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций.

Не согласившись с указанными решениями, Фагим Салимов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, поставив вопрос об их отмене как незаконных. Рассмотрев дело, ВС разъяснил, что отсутствие между сособственниками соглашения о владении и пользовании общим имуществом (либо отсутствие соответствующего судебного решения) и фактическое использование части общего имущества одним из участников долевой собственности не образуют достаточную совокупность оснований для взыскания с фактического пользователя по иску другого сособственника денежных средств за использование части общего имущества.

Как пояснил Суд, компенсация является, по сути, возмещением понесенных одним сособственником имущественных потерь, которые возникают при объективной невозможности осуществления им полномочий на владение и пользование имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого сособственника, в том числе когда другой сособственник за счет потерпевшего использует больше, чем ему причитается. Именно в этом случае ограниченный в осуществлении правомочий участник общей долевой собственности вправе ставить вопрос о выплате ему компенсации.

Судебная коллегия подчеркнула, что суду для правильного разрешения спора необходимо было установить реальный размер убытков или финансовых потерь, понесенных истцом, противоправность виновного поведения ответчика как лица, их причинившего. Также следовало установить причинно-следственную связь между возникшими убытками и поведением виновной стороны, чего судом в нарушение требований ст. 195 и 198 ГПК РФ представлено не было.

В определении также отмечается: при рассмотрении иска суды не учли, что Борис Стрижов вселен в жилое помещение судебным приставом-исполнителем, ему переданы ключи от дома. С 2014 г. он в доме не проживал и не пытался проживать, так как имеет в собственности другие жилые помещения. Кроме того, ВС обратил внимание, что порядок пользования домом ни собственниками, ни в судебном порядке не установлен, в связи с чем не представляется возможным определить, какая часть помещения выделена в пользование ответчика и, соответственно, какой частью, выделенной истцу, пользуется ответчик.

Таким образом, Верховный Суд заключил, что принятые по делу судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности и что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм права. ВС напомнил, что повторное рассмотрение дела в апелляции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств и их юридическую квалификацию (п. 37 Постановления   Пленума ВС от 22 июня 2021 г. № 16). Принимая во внимание изложенное, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, ВС отменил определения апелляционной и кассационной инстанций, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Управляющий партнер юридической фирмы «Ватаманюк & Партнеры», адвокат АП г. Москвы Владислав Ватаманюк в комментарии «АГ» отметил, что вопрос, затронутый в определении, не является остро актуальным, однако время от времени возникает на практике и суды не всегда верно применяют соответствующие нормы права.

«Действительно, в случае нахождения имущества в собственности нескольких лиц между ними нередко возникают конфликтные ситуации относительно порядка пользования общим имуществом, а также – иногда под надуманным предлогом – о взыскании компенсации за пользование жилым помещением. Стоит отметить, что Судебная коллегия ВС в последнее время часто обращается к этому вопросу, поправляя нижестоящие суды. Так, схожий вопрос рассмотрен в  Определении   от 11 июля 2023 г. № 16-КГ23-26-К4», – заметил эксперт.

Владислав Ватаманюк добавил: отменяя обжалуемые решения нижестоящих судов, ВС справедливо указал, что одним из необходимых условий присуждения компенсации участнику долевой собственности выступает объективная невозможность осуществления им полномочий на владение и пользование имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого собственника. В рассмотренном деле, как отмечается в определении, истец в доме не проживал и не собирался, так как имеет в собственности другие жилые помещения. Вместе с тем, по мнению эксперта, наличие других жилых помещений не должно влиять на решение данного вопроса. Если такое обстоятельство и имеет юридическое значение, то исключительно в контексте уяснения действительной воли заинтересованного лица при обращении в суд с иском о взыскании компенсации, а также недопустимости злоупотребления правом с его стороны, заметил Владислав Ватаманюк.

Эксперт считает, что высказанное ВС суждение относительно того, что участник долевой собственности не имеет права на взыскание компенсации в отсутствие доказательств, подтверждающих определение порядка пользованием жилым помещением, основано на расширительном толковании закона. Из содержания закона не следует, что лицо имеет право на получение компенсации исключительно после определения порядка пользования жилым помещением и находящимся в нем общим имуществом, уточнил Владислав Ватаманюк.

«Полагаю, что в случае нарушения прав, которое может быть подтверждено относимыми и допустимыми доказательствами, нет необходимости представлять соглашение между сособственниками или судебное решение об определении порядка пользования общим имуществом. Это излишне и может стать серьезным барьером на пути к взысканию компенсации», – в заключение добавил эксперт.

Адвокат АП Московской области  Татьяна Саяпина   поддержала позицию ВС. По ее мнению, определение актуально для практики и может служить образцом при рассмотрении судами подобных споров. «На практике граждане часто препятствуют друг другу во владении и пользовании жилым помещением, причем даже не всегда будучи его собственниками или лицами, обладающими таким помещением на ином предусмотренном законом праве (например, сожители)», – заметила она.

Татьяна Саяпина подчеркнула, что путем конкретизации необходимых действий, которые должны быть осуществлены в нижестоящей инстанции, ВС выявляет ошибки, подробно показывая судам алгоритм действий, следуя которому, практически не будет шансов на последующее изменение решения суда. «В целом выводы, изложенные в данном определении, не новы, в законе все это отражено. Уникальность определения в том, что ВС подробно разъяснил общие нормы законодательства применительно к частному случаю», – резюмировала эксперт.

Частнопрактикующий юрист  Светлана Костякова   считает рассмотренную в определении проблему актуальной, о чем, в частности, свидетельствует противоречивая судебная практика по применению ст. 247 ГК РФ. Она добавила, что отсутствие единства судебной практики приводит к нарушению основополагающих принципов отправления правосудия ( Постановление   Конституционного Суда РФ от 23 декабря 2013 г. № 29-П).

Позиция ВС, отраженная в определении, по мнению эксперта, является верной, поскольку нижестоящие суды не учли ряд юридически значимых обстоятельств (в частности, противоправность виновного поведения ответчика и причинно-следственную связь между возникшими убытками и поведением ответчика).

Как отметила Светлана Костякова, в этой части особо примечательным является то, что Верховный Суд особое внимание уделил не только толкованию ст. 247 ГК, но и фактам, составляющим предмет доказывания. Из содержания ст. 247 ГК, а также противоречивости судебной практики по данной категории дел установить, какие именно факты должны входить в предмет доказывания для его полноценного формирования и, соответственно, дальнейшего выстраивания позиций сторон, было непростой задачей, пояснила эксперт. «Даже при анализе противоречивых позиций из судебной практики уверенности в том, что суд сочтет все обстоятельства, на которые ссылается сторона при обосновании своей правоты, юридически значимыми (несмотря на то что те или иные обстоятельства ранее были признаны таковыми другими судами), не было. Теперь, когда ВС привел конкретный перечень фактов, входящих в предмет доказывания по данной категории дел, думаю, эта проблема будет решена», – считает Светлана Костякова.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-pravila-vyplaty-kompensatsii-za-ispolzovanie-doli-v-obshchey-dolevoy-sobstvennosti/


Последние новости

За месяц в Симферополе отремонтируют 118 дорог

До 1 августа в Симферополе сделают ямочный ремонт на 118 улицах общей протяжённостью 60 километров.

Эксперт рассказала, почему обязательно нужно мыть фрукты и ягоды

В разгар сезона фруктов и ягод важно не забывать о правильной подготовке продуктов перед употреблением.

Рекомендации населению по безопасному поведению на пляже

Территориальный отдел по Черноморскому и Раздольненскому районам Межрегионального управления Роспотребнадзора по Республике Крым и городу федерального значения Севастополю напоминает,

Card image

Как выбрать одноразовые станки для покупки?

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *